Крид 2: Отцы и дети

В то время как перед схваткой Адониса Крида с Виктором Драго взвинчивается ажиотаж и накаляется обстановка, на раскрутку мега-боя подтягивается и тяжелая артиллерия. В дело вступают дедушка Рокки и грозный Иван.

 

Пусть румяная молодежь пыжится и пихается на пресс-конференциях как бестолковые школьники. Даже по их безупречной фитнес-форме видно, что это не те ребята, которые ловили кур голыми руками и ставили удар на мясных тушах. Как ни старается Витя убедительно промямлить «I will break you tomorrow», звучит это как обещание поцелуя, нет в нем папкиного бетона, ломающего противников тяжелым взглядом. Как ни таращит Адоня свои собачьи глазки, а селебрити-харизмой веселого, но в любой момент способного дать жесткача Аполло Мохаммедовича там и не пахло.

 

В новом промо-ролике «Грехи наших отцов» снова старая гвардия держит испепеляющие стейрдауны и ведет веские базары. Рокки и Драго в свое время достаточно было на несколько секунд зацепиться взглядами, чтобы зритель понял всё и тихо осел у стеночки, став свидетелем страшного. Эта убедительность никуда не делась, зрителю дают возможность сравнить масштабы личностей противников разных поколений.

Боксерская страсть Сильвестра давала ему мощнейшее чутье на героев и людей, способных адекватно дать в кадре нужный образ. Понятное дело, все сюжеты были ловко стырены из реального бокса. Как любой восторженно увлеченный боксом фанат, Слай обожал все эти фантазии про схватки чемпионов разных эпох и гипотетические результаты несостоявшихся боев. Вдохновивший его на сценарий «Рокки» матч духовитого мешкаря Чака Вепнера против Мохаммеда Али, не был ключевой идеей фильма, он лишь навел автора на мысли. Хоть Чаки и пытался примазаться к успеху фильма и слупить с Сильвестра деньгу, но был забракован даже для эпизодической роли спарринг-партнера в «Рокки-2». Фильм был не про Вепнера.

Сильвестр Сталлоне с Чаком Вепнером:

– Извини, Чакушка, по-братски – но на Рокки Марчиано ты совсем не похож!

Как любой другой макаронник Сталлоне яростно глорил за легендарного непобедимого супертяжа Рокки Марчиано. Это такой итальянский Хабиб Нурмагомедов, газетными фотками которого сегодня по-братски обклеены все бородатые ларьки на продуктовых рынках. Даже у Тони Сопрано в офисе над столом висел портретик Марчиано. Как бы, например, выглядела неудержимая агрессия Рокки против космического бокса великолепного Али? В первой серии Слай еще как-то держал себя в руках, дав шансы Марчиано лишь дожить с Величайшим до финального гонга. Но в сиквеле Сталлоне уже не смог удержаться и не осчастливить своего внутреннего махачкалинца – Марчиано как настоящий красавчик вырубает Аполло Али в реванше и становится суперзвездой, мама мия, гранде виттория!

– Тони Сопрано? Жаль что не встретились, брат.

 

Дальше, понятное дело, нужно разобраться с свирепым злодейским Майком Тайсоном. Мишу невозможно было не уважать, даже итальянский фантазер Сильвестр понимал о ком идет речь – Рокки отлетает от киношного Клаббера Лэнга в сокрушительный нокаут прежде чем вернуть свой Глаз Тигра на прежнее место. Тут вам и братский тимворк Марчиано с Мохамедом Кридом, и потеря тренера, похожего на Каса Да`мато – Сильвестр, вдохновляясь ярчайшими образами реальных атлетов, лепил свою альтернативную историю профессионального бокса. Чутье безошибочно вело его к успеху. В третий фильм Слай затащил фактурного реслера Халка Хогана, усы которого за три минуты экранного времени стали селебрити-мемом и отправили его карьеру в космос.

– Что же не позвал меня в киношечку? Не уверен в своих силах, снежок?

 

Увлеченность и азарт Сталлоне порой играли с ним злую шутку, когда на роль Клаббера Тайсона он пытался найти настолько убедительную Личность, что притащил на пробы настоящих крутых тяжеловесов – знаменитого чемпиона Джо Фрейзера и чудовищного нокаутера Эрни Шейверса. Когда после пробного спарринга с Джо Слаю на рыло наложили шесть швов, он вспоминал, что чувствовал себя в ринге беспомощно как в клетке с львом, а прилетевший шутейный удар сравнил с обрушившимся на него пианино. Пробы с Эрни Шейверсом старались провести поаккуратнее, но взволнованный актерским опытом Эрни тоже не удержался и легонечко ткнул косплееру по ребрам, после чего Звезду уволокли к ближайшему сортиру – поблевать и выгнуть вбитые ребра в обратную сторону. В итоге обоим Личностям было отказано в роли, был выбран менее экстремальный клубный вышибала и голливудский телохранитель Мистер Ти.

Эрни Шейверс слишком опасен для роли в “Рокки 3”:

 

Но азартная натура еще не раз дарила Сильвестру ярчайшие впечатления на любимой работе. Выбранный на роль злодея в четвертом фильме Дольф Лунгдгрен тоже нечаянно пришиб скачущего по рингу Сталлоника, который потом два дня в больнице пускал сопли через трубку. Вот это я понимаю, трудовая самоотдача! Кстати, многие до сих пор восхищены тем, как метко Слай в Иване Драго угадал появление доминирующей совьет-ультимейт-бокс-машины. Мол, вылитые братья Кличко. Кстати, в «Крид 2» Иван Драго теперь не советский, а украинец – «Кличко» же. Хотя, понятное дело, чудовищная мощь Драго была срисована с могучего как слон Джоржа Формана, с поправками на востребованный в то время образ боксерской «большой белой надежды», плюс острая принципиальность советско-американского противостояния того времени. Большого Джорджа Слай на пробы звать не стал. Понял, что ему все еще остро хочется пожить и, желательно, дееспособным индивидом, а не дураком в кресле-каталке.

Иван Драго ломает Клаббера Лэнга (Джорж Форман – Джо Фрейзер):

 

В пятой серии забронзовевший Сильвестр снова вернулся к одной из ярчайших страниц в истории бокса – к осмыслению карьеры Майка Тайсона. Каким наивным валенком был юный Миша, как нашёл в тренировках новую Семью, которая вывела его на вершины. Как был совращен нечистоплотными жуликами-промоутерами, отрекся от своих близких, как был развращен успехом и славой и, в итоге, разбит и ограблен. На роль белого Тайсона на этот раз без особых размышлений взяли ярчайшего супертяжа Томми Моррисона, которому не нужно было даже играть – его импульсивность, бычья харизма и боевая ярость давали в кадре именно то, что требовалось. И снова чутье Сильвестра было безошибочным – Томми в итоге своей карьеры улетел в такой разнос, что Миша Тайсон смотрел на все это дело, утирая пот, и понимая, как же вовремя соскочил со своего звёздного загула! Чудовищный нокаут, алкоголь, наркотики, СПИД, смерть в 44 года. Ярко горел!

– Only in America!

 

– Отлично сыграл. Не повторяй ошибок.

 

Смешно было читать, как всякие рейтинговые дрочилы топили фильм как худший из серии. Там как раз все было крепко и жизненно, просто с упором на немного другие боксерские темы для размышления. Финальная уличная драка, считаю, была и вовсе находкой всей серии, так как ощущалась при просмотре опасно и драматично. К тому же, после монструозного Драго в ринге Рокки видел уже всё, респект улиц был гораздо более значимым трофеем. Вот здесь сюрприз, за время съемок Слай даже ни разу не отлетел в нокаут от брутального бычары Моррисона. Сильвестр в этот раз не рисковал с импровизациями, а доверил постановку трущобного мордобоя хардкорному реслинг-ветерану Терри Фанку, который выдавал в Японии дичайшие реслинг-шоу с детонирующей пиротехникой, швырками на колючую проволоку и срущимися лошадями.

 

 

Следующую, шестую серию, Сталлоне снял 16 лет спустя, когда у его карьеры пропал последний пульс. Прежде чем взорваться неудержимым «Рэмбо-4» Слай попробовал свои силы на копеечном «Рокки Бальбоа». Вариант был совершенно безрисковый коммерчески, но он сработал по-блокбастерному. Зритель сказал однозначное «Да» возвращению культового персонажа. И пусть из Сильвестра на тот момент еще не выветрилась богемная блажь по «Оскарам» первого «Рокки», и весь фильм был про горькую житуху и драматические сопли, никто особо и не ждал от деда бодрого мордобоя. Понятно было, что это было просто пенсионерское прощание с серией.

 

 

Но Сильвестр снова выкрутился! «Рокки» ловко принял молодежную аудиторию, передав экшен в руки здорового модного негра Майкла Би Джордана в спин-оффе «Крид», который, как мы видим, вполне успешно разгоняется теперь как самостоятельная франшиза. Смущало и в последнем «Рокки», и первом «Криде» только одно – в них совсем не чувствовалось то безошибочное творческое чутье Сталлоне, благодаря которому фильмы украшались ярким противостоянием персонажей, навсегда упечатывающимися в память любителей кино и бокса. Невозможно себе представить более унылые рожи, чем пресный Антошка Тарвер, блевотный Андре Уорд и харизматичный как ведро картошки Тони Белью. Последний раз, когда Сильвестра так сильно уносило в гамлетовскую драму, это закончилось богемным нокаутом, пустой кассой и практически издохшей карьерой.

 

 

В этом плане «Крид 2» идейно является как раз продолжением того, оборвавшегося в 1990-м году «Рокки». В завязке чувствуется уверенное возвращение к истокам – вместо как бы «реалистичных» задротов злодействует нормальный физический монстр Витя Драго, с классическим сюжетом крушения и восхождения, с богатой и драматичной предысторией, подпираемой такими титанами как Сильвестр с Адольфом.

 

Все это вселяет надежду на правильное кино, но удар по проекту пришел с неожиданной стороны. За время съемок фильма от трансляций профессионального бокса отказался крупнейший телеканал НВО. Стриминговый сервис DAZN еще не успел себя проявить главным преемником монопольного гиганта. Как же быть с уже отснятыми в материале логотипами, ринганонсером Майком Баффером, официальными комментаторами НВО? По-хорошему, теперь нужно переснимать ряд сцен, вводить актуальных персонажей, являющихся узнаваемыми лицами бокса в новых реалиях. Ведь убедительность кроется в мелочах и деталях. Зритель не поймет, если в кадре вместо Владимира Хрюнова, Рамзана Кадырова и Дмитрия Губерниева будет Макс Келлерман и HBO. А там, глядишь стероидный дед втянется и снимет очередную хитягу про Рокки Поветкина со счастливым чемпионским концом. Ведь если искренне веришь, что Рокки Марчиано лучший супертяжеловес в истории бокса, то в твоем кино он обязательно всех победит.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.