Что происходит с боем Уайлдер-Джошуа

Боксерский мир замер в одном шаге от объединения всех титулов супертяжелого веса в руках одного абсолютного чемпиона.

События такого масштаба не было в дивизионе более 15 лет, с тех пор как Леннокос Льюис оставил свои чемпионские пояса на руинах супертяжелого веса.

На момент своего ухода на пенсию Льюис передал свою королевскую эстафету довольно своеобразно – разнеся в клочья лицо одному преемнику, Виталию Кличко, и перешагнув через шуганувшегося в кусты второго, Владимира Кличко – в тот период не очень успешно пытавшегося оправиться от двух сокрушительных нокаутов.

В итоге, братьям Кличко пришлось осторожно собирать свою репутацию целое десятилетие, до конца карьеры неся на себе тот момент упущенных возможностей.

Плюс, им друг с другом мама драться не разрешала, поэтому формально Кличко на двоих контролировали все 4 титула, но фактически ни один из братьев не являлся абсолютным чемпионом.

После ухода брата в более перспективный бизнес, Владимир уже мысленно полировал бляху последнего пояса, когда его карьера приняла довольно комический оборот в виде абсурдного поражения шуту гороховому, у которого даже имя звучало как издевательский троллинг над боксом – Тайсону Фьюри.

Боксерская общественность нюхнула нашатыря – теперь первым претендентом на сверхтитул был совершенно гротескный персонаж.

И, самое смешное, ему было вполне по силам завершить объединение чемпионских поясов, что стало бы в истории бокса событием равным по яркости падению метеорита на изумленных динозавров.

Такой катастрофы закулисные функционеры не допустили, и был оперативно инициирован ряд скандалов с Фьюри, от допинговых до гомофобских, но пока Владимир гневно читал по бумажке свои манифесты про геев и Гитлера, Фьюри, гогоча и кривляясь, раскидал свои пояса по разным унитазам и, не дав загнать себя в угол, объявил о завершении карьеры, буквально на глазах разжирев до кондиций Сергея Крылова.

Ситуацию нужно было срочно выруливать в конструктивное русло, а с Владимира успеть надрать побольше пуха, пока его репутация была еще на соответствующем медиа-уровне.

Так получился бой между Энтони Джошуа и Владимиром Кличко, плакатная фактурность которых идеально встала в картинку рубежного боя поколений.

Бой, которому авансом выставили на кон дополнительный вакантный пояс WBA, с обоюдным риском и хорошим спортивным конфликтом, когда одному уже нечего терять, а другому есть что доказывать.

В итоге Джошуа своим шансом воспользовался, сокрушив Владимира в зрелищном поединке и закончив на этом его карьеру.

Такая ситуация полезна для бокса, когда признанный доминатор безоговорочно проигрывает новой звезде и тем самым передает ему весь свой авторитет и преемственность сквозной чемпионской династии.

Немного омрачало этот праздник лишь то, что сливки с Кличко на момент боя уже были слизаны негодяем Фьюри, но, учитывая с какой скоростью Величайший наедал себе пузо, на его возвращение никто уже всерьез не рассчитывал.

А, следовательно, главным претендентом на абсолютное чемпионство оставался только Энтони Джошуа.

После боя с Кличко Джошуа показал себя довольно вменяемым чемпионом, не стал уклоняться от некоммерческой обязательной защиты с Пулевым, а когда тот травмировался – на замену ему выбрал также топового боксера Карлоса Такама.

После чего промоутер Джошуа Эдди Хирн устраивает объединительный бой своего чемпиона за третий пояс из четырех с Джозефом Паркером, тут же раскручивает обязательного претендента Алексендра Поветкина на местной знаменитости Дэвиде Прайсе – все возможные варианты карьеры Джошуа к него проработаны безо всякого авантюризма.

То есть в действиях Хирна читается серьезный системный подход к достижению главной цели – историческое объединения всех поясов в дивизионе.

Оставшийся же пояс WBC находится у американца Деонтея Уайлдера, чемпионство которого стало затянувшейся трехлетней шуткой.

Визгливые хвастливые выкрики Уайлдера все это время подкреплялись совершенно невыразительной оппозицией на ринге, с которой он иногда даже умудрялся устраивать просто уморительные махачи, кадры из которых становились анекдотами.

 

При этом понятны и его достоинства, позволяющие корявому несбалансированому боксеру держаться на плаву своего чемпионства помимо откровенного уклонения от обязательных защит – во-первых, Уайлдер огромен, во-вторых, обладает выдающейся для супертяжа ручной скоростью, в-третьих, его удар испепеляет.

Сложите три компонента и получится, что Уайлдер может выглядеть каким угодно клоуном в бою, но в любом раунде он может поставить жирную точку всего одним ударом.

В этом сочетании опасности и нестабильности Уайлдера и кроются причины промедления с абсолютной унификацией.

С одной стороны, шансы «сфотографировать» Джошуа своим молниеносным правым у него конечно есть.

С другой стороны, можно пойти более надежным путем и продолжать укладывать спать всяких бесшансовых доходяг на защитах одного, но зато своего пояса, просто пиарясь на возможной организации боя за абсолютный титул.

Как указано выше, на вершину целенаправленно идет Джошуа, а Уайлдер – этот тот человек, который просто пытается извлечь из этого максимальную для себя выгоду.

Игра очень нервная, ведь как показал бой Уайлдера с Ортисом, грамотный боксер способен просто вывернуть Уайлдера мехом наружу как трусы Джармала Чарло.

Можно убегать от судьбы, но нельзя от нее спрятаться – нужно обналичивать свои активы пока чемпионская карета не превратилась в пробитую тыкву.

И всем было ясно, что этот последний шаг к бою за объединение всех титулов Хирну придется вульгарно выкупить у неизбалованного шальными деньгами, но наглого и крикливого Уайлдера.

Понятное дело, что придется даже переплатить, вопрос только в том в насколько разумных пределах.

Но команда Уайлдера начала игру, смысл которой до сих пор неясен даже организаторам этого боя.

Несколько месяцев подряд Уайлдер делает эксцентричные информационные вбросы, каждый из которых приводит Хирна в полное замешательство.

То Уайлдер готов сам гарантировать Джошуа рекордный гонорар, но требует согласия на подписания контракта вслепую, просто не предоставляя никаких документов.

Не хотите соглашаться? Значит вы отказываетесь от боя!

На попытки Хирна вникнуть в суть происходящего делается новый вброс – место проведения только США, но для Джошуа с его тремя титулами, место проведения исторического боя принципиально – он создает наследие британского бокса и не Уайлдеру тут диктовать такие хамские условия.

Вы снова не согласны? Значит вы снова отказываетесь от боя!

Сейчас Уайлдер внезапно объявил, что согласен и на гарантию Джошуа рекордного гонорара и на бой в Англии, но!

Хирн опять разводит руками – пока нет документов непонятно, о чем вообще болтает Уайлдер.

Тем более, что одним из непростых вопросов организации является монтаж Хирном своей потоковой системы трансляций боев подопечных боксеров, что теоретически может ущемлять интересы американских тв-каналов – а такие вопросы уж точно улаживаются без лишнего шума.

В целом складывается впечатление, что Уайлдер работает не на результат, а именно на достижение вот этого медиа-эффекта – вскукарекнуть погромче и тыкать пальцем, что боя избегает сам Джошуа.

Выжать из этой истории максимум пиара и еще потянуть время, чтобы выторговать себе более равное разделение гонорара в самом дорогом бою, возможном в сегодняшнем боксе.

Хирн, одной рукой разгребая уайлдеровские «предложения», другой грамотно страхуется от последствий непредсказуемых переговоров – рамочно проработан запасной контракт на обязательную защиту Джошуа с Александром Поветкиным в сентябре 2018 г.

Но и Поветкин одним своим существованием толкает Джошуа и Уайлдера в объятия друг друга – бой с Сашей это неоправданный риск для Джошуа попрощаться с такой близкой мечтой об абсолютном титуле, а для Уайлдера – также неоправданный риск банкротства его идеи неслыханного обогащения.

Вопрос повис на острие чернильного пера, занесенного над разложенными контрактами, в ближайшие дни должна быть поставлена точка.

Но, пока Джошуа и Уайлдер липко потеют, перед окончательным вскрытием своих карт, а Саша Поветкин, зевая, ждет чем закончится этот базар, всех участников вышеописанной драмы внезапно накрыла тень огромной жирной туши, и знакомый писклявый голос объявил: «Король вернулся!»

В самый нервный и кульминационный момент разрешения всей этой истории с абсолютным титулом состоялось эпичнейшее возвращение на ринг Тайсона Фьюри, того самого негодяя, укравшего душу Владимира Кличко.

Это было неописуемо, фактически с небес на ринг спустился сам бог бокса –жирный двухметровый гоблин, в трусах, натянутых на желеобразный живот до самых плеч.

Такое ощущение, что в самих этих трусах были прорезаны рукава для длиннющих рук.

И всю эту несуразную паукообразную конструкцию, шагающую на огромных марсианских ходулях, между которых может проехать электричка, венчала маленькая, идиотски гогочущая, показывающая язык и постоянно сквернословящая лысая голова.

У людей вокруг ринга непроизвольно текли слезы, в зале возникли очаги произвольных драк между зрителями, у Джошуа и Уайлдера выпали из рук калькуляторы, и даже Саша Поветкин удивленно хмыкнул – экая чудовина!

А Тайсон Фьюри гипнотизировал зрителей сменой живописных стоек, замирая в позах античных статуй, практически не нанося ударов по ослепнувшему от снизошедшей благодати противнику, пока тот не отказался от продолжения поединка по причине переполняющего его счастья.

Где-то в этот момент перед телевизором с грохотом упало на пол пальто, из которого не успел выйти Владимр Кличко.

Энтони Джошуа тревожно щупает кубики свого пресса, пытаясь осознать глубину возможного унижения от кривляющегося жиробаса.

Деонтей Уайлдер угрюмо нахохлился, понимая, что его эксцентричные понты всегда будут выглядеть дешевым балаганом в тени Настоящей Харизмы.

И только Саша Поветкин не поменял скучающего выражения лица: «Я не понял, че он щас сказал, так кого я бить то буду?»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.