«Бур» и «шике» русского реслинга

Борьба, как известно, древнейший вид единоборств. Первые суплексы и слэмы известны фанатам реслинга еще по изображениям на шумерских табличках за тысячи лет до начала платных трансляций Брока Леснара. Наивысшего расцвета в древнем мире борьба достигла в античной Греции – там жарко сцепившиеся мужики без трусов стали частью менталитетообразующей Культуры. Далее, все это дело динамично развивалось в римских колизеях и традициях средневекового рыцарства. Реслмания захватила умы человечества. Что там говорить, даже Адольф Гитлер, качая мостиком свою бычью шею, наваял в свое время фундаментальную энциклопедию “Моя борьба”.

 

Примерно в середине 19 века мощный толчок, сформировавший современную индустрию Королевского Спорта, дало рождение всем известной «французской борьбы» – классических греко-римских правил и базовых шоу-элементов цирковых аттракционов.

 

Довольно быстро французская борьба стала профессиональной, парижане сходили с ума по брутальным рамблам, которые собирали до трех тысяч зрителей на шоу и взрывали сплетнями светские хроники. Появилось прослойка атлетов, для которых участие в состязаниях стали основным источником доходов, сложилась методология и индустрия. Что в общем то было неудивительно, так как могучие ребята являлись, как правило, выходцами из социальных низов, и борьба была для таких людей мощнейшим социальным лифтом, прельщала легким заработком и давала вчерашнему простолюдину возможность вести сравнительно беспечную жизнь. Соответственно, росла и конкуренция, которая вынуждала борцов искать новые рынки для своих выступлений. Так, с приходом в 1880-х годах европейских борцов-гастролеров начался короткий, но интенсивный период развития русского реслинга. Первой серьезной звездой нашей цирковой борьбы считается Эмиль Флос, немецкий борец и силач, которому удалось привлечь к себе внимание неискушенной публики стандартными для Европы того времени фокусами – жонглирование трехпудовыми гирями (гиревая техника была у нас не особо известна и впечатляла), шокирующее разрывание специально перекаленных цепей и эффектное укладывание на лопатки местных детин, булочников и лудильщиков самоваров, не владевших техникой борьбы. Ну и, конечно же, европейский шик, шелковые лосины и леопардования шкура, в которой выступал атлет, делали и без того брутальный образ ppv-селебрити совершенно неотразимым.

 

Нужно отметить, что в тот период традиции борьбы в целом русской публике были не очень интересны. Народной потехой вне конкуренции были более брутальные кулачные бои, увлечение которыми было по-настоящему массовым. Причем в буквальном смысле, начиная с детских толкучек «царь горы» и «куча-мала», заканчивая мега-турнирами «один-на-один», «улица-на-улицу», «деревня-на-деревню». Масштаб вовлечения мужского населения в грандиозное веселье был максимальный – сначала бились сопливые пацаны, затем неженатые молодцы, ну и в мейн-ивенте  на площадях или замерзших реках сходилось уже матерое мужичье. В этом деле было место и бычьему здоровью, и техническому мастерству, и командным тактикам с крестьянскими боевыми хитростями.

 

Чемпионы кулачной бойки формата «сам на сам» считались самыми престижными. Правила были суровы, даже от названия ударов веяло могилой – «хлёст», «в душу», «под микитки». Народ, в азарте боя, регулярно получал серьезные увечья или вовсе отдавал богу душу. С чем государство активно боролось со времен Ивана Грозного (известный драматический спортивный инцидент с летальным отлетом молодого опричника от медвежьего леща купца Калашникова) до полного запрета кулачного бойовища Николаем I в 1832 году. То есть, к моменту активных гастролей звезд французского реслинга, общество, жаждавшее новых грубых зрелищ, уже было готово дать шанс Королевскому Спорту притязать на почетный статус всенародной потехи.

 

Из-за традиционного отсутствия массового увлечения борьбой, местные наработки вроде татарской и казацкой борьбы на поясах не прижились, и французская техника в итоге была взята за базовую основу. Имена европейских звёзд, ангажированных русскими цирками, без шансов укладывающих на лопатки местных булочников, мясников и извозчиков, гремели доминаторски и  мистически. Доходы реслинг-селебритей достигали фантастических 500 целковых гарантированного месячного жалования плюс двадцаточка ppv-рублей за каждую борьбу. Европейские самсоны, в изумлении от распахнувшихся перспектив, ломанулись в новый центр Мирового Реслинга наперегонки. Графики чёсов по провинциям кроились так, чтобы не сталкиваться друг с другом, укладывая штабелями бесшансовых местных доходяг из публики. Достаточно быстро обрусев на прущей рублевой выручке, иностранцы заложили системную базу местной борцовской школы.  Активный интерес публики рождал спрос на местных героев, которые, конечно же, вскоре себя проявили. Появились «звезды галерки» вроде мощного мясника Трусова, и дирекции цирков охотно поддерживали и пиарили «народных гераклов».  Первое поколение серьезных русских борцов пришло из социальных низов –сын бурлака Иван Заикин и портовый грузчик Иван Поддубный. Дальше в популярное дело подтянулись крепкие студенты и даже обедневшие дворяне.

 

Сформировались узнаваемые даже сегодня иерархии реслеров. Ажиотажно раскрученные мега-звезды – «чемпионы», брендовое лицо своего промоушена. Топовые оппоненты «чемпионов» – «гладиаторы», мощные, фактурные и техничные борцы, в схватках с которыми чемпионы поддерживали свой авторитет. Уступающие «чемпионам» и «гладиаторам» в мощи и технике, но привлекательно сложенные и харизматичные «апостолы». И низшая каста – «яшки», лопатками которых шлифовали ковры все прочие атлеты.

 

 

Конечно же, каждая из таких категорий негласно делилась на эффектные амплуа – Герой, Комик, Любовник, Злодей и так далее. Распределять борцам яркие роли «придумал» (вдохновившись наработками французских коллег) предприимчивый промоутер, арбитр и конферансье русской цирковой борьбы Иван Лебедев, знаменитый Дядя Ваня. Силач-гиревик, борец, организатор «русского турнира» издатель хитового журнала про силу и красоту «Геркулес» Дядя Ваня был и Полом Хейманом, и Винсом МакМэном, и Джо Вейдером своего времени. С его подачи вошли в моду эффектные выходы борцов под музыкальное сопровождение, парады атлетов и артистичные базары на арене, доводившие публику до неистового восторга. Как говорил сам Дядя Ваня, договорные матчи были всегда, он «просто внес больше художественной отделки и культуры в их театрализацию».

Легенда беспощадного “бура” Иван Поддубный:

 

Прискорбно, что Антон Павлович Чехов буквально год не дожил до феерических реслинг-шоу Лебедева, иначе в современных МХАТах сейчас давали бы совершенно другого «Дядю Ваню», с мистическими претендентами в ярких масках, разборками в цирковых раздевалках, амурными романами борцов с воздушными гимнастками и швырянием двойным «бра-руле» в оркестровую яму потных десятипудовых туш.

Правильный “Дядя Ваня”, привнёсший в борьбу немного чеховской драматургии:

 

Публику успешно эпатировали и откровенными фриками – двухметровыми гигантами, невообразимыми 16-пудовыми толстяками в балетных пачках, ужасными «пещерными людьми», которых водили по городу на цепях, чтобы они «не растерзали» прохожих. В общем, заскучать толпе было категорически невозможно – то подвезут экзотического негра Бамбулу, то, в период русско-японского политического кризиса выпишут какого-нибудь «известного на весь мир» японского мастера джиу-джитсу, то турецкого янычара размером с гору. К тому же громкая реклама всех атлетов презентовала как фантастических великанов, в каждом на афише было минимум по десять пудов весу, при том, что в среднем рост тогдашних борцов редко превышал 180 см.

Медвежьи объятия двухметрового колосса Ивана Шемякина:

 

Даже «чемпионы» и «гладиаторы» должны были исправно отыгрывать отведенную роль, вбрасывая журналистам громкие сюжеты. Светские хроники пестрили выходками реслинг-селебрити, которые заказывали в трактирах по десять обедов за раз, под их могучими телами «ломались» извощичьи коляски, что перед боем они запивали целого поросенка графином водки, или как они «впадали в бешенство», разнося в хлам гостиничные номера. Послушать того же Поддубного – так ему «хранцузские маркизы» своих жен в номера водили «для улучшения семейной породы». Обычным делом были истории про жутких беглых каторжников-душегубов или наоборот, загадочных инкогнито-аристократов, выбравших Путь Силы бескорыстно и тягающих на тренировках серебряные гири. Тот же сын бурлака Иван Заикин выходил на арену под мотивирующую тему «Дубинушка» с 25-пудовым (даже не сомневайтесь) якорем или огромной бочкой на плечах, одетый в лапти и русскую рубаху.

Sugar sexy love-machine Иван Заикин:

 

В жанре «случайного претендента из публики» зрителей интриговали как свои подставные атлеты, так и желающие подгадить конкурентам борцы из других промоушенов либо свободные агенты. Иногда прокручивались целые спецоперации, когда шансом воспользоваться чемпионским «вызовом из толпы» мог воспользоваться нежелательный атлет, который мог нарушить планы организаторов. Если «чужака» не получалось оттеснить, и подставной «претендент» не успевал домчаться до судейского столика первым, то тщательные планы организаторов шли прахом – желание толпы было законом, игнорировать его было невозможно.

Доброе русское лицо Коли Вахтурова на фоне агонизирующей жертвы:

Коля Вахтуров был мастером фотографического позирования, звезда дореволюционного инстаграма:

При этом постоянно возникали конфликты спортивных амбиций борцов, финансовых интересов организаторов и владельцев тотализаторов, которые нередко заканчивались закулисными расправами. Якобы на самого Поддубного было совершено несколько покушений за его карьеру, что неудивительно, зная его довольно говнистый характер и болезненное самолюбие. Кстати, легендарный борец тогда не расшвырял уголовников по-богатырски в стиле Николая Валуева из «Каменной Башки», а просто вынул из пальто и сунул хулигану в рыло револьвер. Тому же Заикину в свое время чуть не раздавила башку пожарная машина, которая должна была проехать ему по груди в «смертельном аттракционе». Трагическая случайность? Возможно. Но такие «ошибки» при необходимости работали в интересах организаторов шоу безотказно, устраняя несговорчивых и служа уроком всем прочим.

Георг Лурих щеголяет трендовыми носочками:

 

Цирковая борьба привнесла в потное пыхтение Спорта красоту и динамику настоящей Драмы. Схватки делились на честную бескомпромиссную борьбу – «бур» и постановочные драма-шоу «шике» с предопределенным результатом. И тут же зрителя запутывали невозможностью различить между собой эти два жанра. Какой-нибудь «шике»-матч из-за личной неприязни борцов мог вполне перерасти на арене в жесточайший «бур». А проходная «мягкая» постановочная схватка с расписанными ролями могла для зрелищности включать в себя треснувшие ребра и блевание кровью от залома шеи, прежде чем арбитр давал борцу незаметный знак откинуться на лопатки. Типичным «буровиком» того времени был сенсационный Иван Поддубный, который был слишком мнителен и горд, чтобы сливаться на заказ. Якобы, даже когда его приперли ультиматумом, он сначала демонстративно сломал своего противника, поднял его над собой и сам откинулся на лопатки, уложив потерпевшего на себя сверху – вот вам, самоуничтожающий F5, суки!

Изобретатель той самой Гакк-машины из современных качалок, Георг Гаккеншмидт позирует в интеллектуальном образе:

 

Понятное дело, постоянно рубиться в «бур» с той интенсивностью, с которой выступали цирковые реслеры, было невозможно. Поэтому раскрученные «звёзды» вроде Поддубного, Заикина и Шемякина по этому поводу могли не заморачиваться, проходные схватки менее именитые противники им сдавали просто во избежание ненужных травм. Тем не менее, любая борьба преподносилась на афишах и журналистских обзорах как неизменно честная и конкурентная, исполнение постановочных схваток должно было быть убедительным, ярким и эффектным. Откровенной халтуры публика не прощала.

 

Но когда две туши сходились в «бур» по серьезному, то тут уже в правилах были свои нюансы. Намазанные маслом плечи, щипки и царапанья противника под видом сорвавшегося захвата, раздирание раны в мясо небритым подбородком, перетирание или вовсе надрывы ушей упорному сопернику, адские «макароны», когда с размаху пятерней с грохотом лепят по спине и шее (а иногда и «нечаянно» прямо в ухо). Нередко борцы после конкурентной схватки выглядели как пострадавшие в жутком ДТП. Иван Поддубный настолько ревниво относился к своей победной репутации, что на ковре был настоящим зверем, натурально рвал соперников и, по воспоминаниям недоброжелателей, был способен ловко вписать башкой в рыло, приложить зубами в пол, швырнуть на рампу или умело надавить коленом на лодыжку в партере. К слову, расцвет карьеры Поддубного к концу 1900-х, международное признание, передача своего опыта новому поколению звезд Николаю Вахтурову и Ивану Заикину – все это вознесло русскую цирковую борьбу на высочайший уровень популярности своего времени. Боролись все и везде, как сегодня в Махачкале – пацаны барахтались на пыльных улицах, взрослые на ярмарочных площадях. Культ борцов и силачей стал повсеместным.

 

Но, как в свое время и кулачный бой, эту всенародную потеху также запретили административно. По иронии судьбы, цирковую борьбу победила борьба классовая. Могучая машина советского спорта отбросила все шоу-элементы, обрубив многообещающую ветвь мирового реслинга как идеологически неприемлемую, и безжалостно, не обращая внимание на мольбы о пощаде, отдоминировала весь мир в чистой олимпийской борьбе.  Сегодня у шоу-реслинга практически нет шансов вернуть себе былой русский размах. Страна великих советских борцовских «бур»-достижений сегодня смотрит на «шике» современного Королевского Спорта с непониманием.

Страшный итог революции русского реслинга:

При этом даже Советская власть, отмечая заслуги Ивана Поддубного, наградила его как знаком заслуженного мастера спорта, так и знаком заслуженного артиста СССР, в целом верно понимая характер его достижений. Шик артистизма всегда делает ярче суровое чемпионство, но только Личность, обладающая Силой, сможет артистично «сыграть» самое себя на борцовской арене. Век русского реслинга был короток, но ярок. И то, что мы сегодня знаем про американский реслинг как кульминацию идей той самой французской цирковой борьбы – это всего лишь одна из глав истории Королевского Спорта. В США реслинг – это блокбастер. В Японии он гораздо злее напитан самурайской кровожадностью. В Мексике реслинг – это и вовсе религия.  Каждое из этих направлений отражало собственный национальный исторический путь, подарило свои легенды и своих титанов, о которых имеет смысл вспомнить при случае в следующих материалах. Просто нужно иметь в виду, что Королевский Спорт нам не чужой, и на заре его становления мы себя в нем тоже неплохо проявили.

16 комментариев

  1. Alex Corvus
    28.12.2018 - 11:42

    Задорные были времен, интересные судьбы. Осталось заснять что-нибудь на подобие крепких сериалов от HBO.
    Кстати, Иван Шемякин вылитый Энди Хуг, ну или наоборот.

    Ответить
    • Роман Щербина
      28.12.2018 - 14:13

      Там сюжеты – полный пэ.
      Есть книжка Бориса Порфирьева “Борцы”, она вся инспирирована вот этим антуражом, пересыпана энциклопедическими фактами.
      Схватки, тренировки, пиар и уловки, цирковая мафия.

      Борец доминатор, покушение, инвалидность, неблагодарный ученик-садист “Тайсон” и другой талантливый проспект-герой, которых судьба сводит на одном чемипионате.
      Драма, экшен, любовные линии – готовый блокбастер.

      Надо Пореченкова посмотреть, что он там навертел.
      Чует мое сердце, что не про то.

      Ответить
      • Alex Corvus
        28.12.2018 - 14:32

        Книгу в список прочтения. Ждём обзор на Поддубного, судя по трейлеру чистый косплей.

        Ответить
  2. Powerhead74
    29.12.2018 - 11:34

    Смотрели Чисора – Уайт? Давно такого мяса не видел у супер тяжей. Были интересные бои в этом году, тот же Уайлдер – Фьюри. Но вот то и дело что интересные. А такого мяса не было давно. Я ждал от Поветкина, то есть надеялся, а получилось как и должно было. Посмотрите эпичная битва вышла.

    Ответить
  3. ZeN
    29.12.2018 - 18:57

    В детстве, помню, зачитывался книгой про наших борцов и силачей. Не помню уже названия и найти не могу.
    Там как раз про Засса, Гаккеншмидта и прочих.

    Все так и есть, натурально были легендами, атлетика начала развиваться в Питере, если не ошибаюсь, был настоящий бум.

    В книге приводились упражнения, которые я старательно изучал и выполнял 🙂
    Гантельки там и прочее. Уже тогда мир Силы и Красоты оказывал влияние на подрастающее поколение!!!

    Ответить

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.