Аладдин: Два джина в одной лампе

Сердце обливается кровью при виде такого унижения Гая Риччи, до которого он опустился, взявшись за экранизацию мультфильма «Аладдин». Будучи способным расписывать своды грандиозных храмов, красит диснеевский забор малярным валиком. Даже старушка Чикконе так не доминировала над британским хулиганом, когда душила его своими богемными БДСМ-стрингами. Чуть не угробила крутого режиссера, делая из муженька Настоящего Художника – но она хотя бы не пыталась при этом лишить его человеческого достоинства, уродовала человека из лучших побуждений, по любви, в своем ее понимании.

– Вези меня, Хома… то есть Гай, на горбу своего таланта к фестивальным призам!

Мейнстрим же ломает судьбы творцов равнодушно и безжалостно – сколько их было, таких гаев риччи, тимов бертонов и заков снайдеров, мученически распятых на алтаре дивана Харви Вайнштана просто ради округления доли процента в корпоративной отчетности. То, что ты там наснимал у себя в британском подвале про ментов, бандитов и цыган – это здесь никому неинтересно. Возвращайся обратно и дальше будь «звездой» у себя в подвале. Или можешь заняться серьезным делом – работай блокбастерно, по-взрослому. Не нужно проявлять характер, не нужно себя выпячивать. Ты близко подошел к успеху. Но догнать его не смог. Поэтому делай, что тебе говорят и раскрашивай готовые ЛГБТ-картинки про диснеевских мышей и негров при дворе Короля Артура. Возможно из тебя и выйдет толк, возможно тебя однажды пустят в Высшую Лигу – доверят снимать кино по комиксам. Но для этого нужно быть надежным винтиком в огромном конвейере, играть по правилам. И если гордость мешает тебе быть успешным – шли ее в жопу. Гордость не принесет тебе миллиард сборов и топы томатных рейтингов. Избавься от нее. Потому что через год, оттягиваясь на Карибах с «Оскаром» за лучшую режиссуру, ты скажешь себе –  Walt Disney Pictures был прав!

Fuck pride! Pride only hurts, it never helps.

Грусть, с которой Гай Риччи машет метелкой в гастарбайтерской жилетке, чувствуется практически в каждом кадре – мир «Аладдина» выглядит как студийные декорации, актеры похожи на ряженных клоунов из поселкового ТЮЗа. Вместо бушующей харизмы цыгана Микки и жулика Раз-Два зрителя пытается обольстить в роли Аладдина какой-то приторный продавец кураги с районного базара. Вместо точеной армянки с крепким кардашьяном, прицессу Жасмин играет  индийская студентка из британского ПТУ. Выглядит она слишком современно и напористо, оно и понятно – учитывая, что в «Аладдине» она ведет предвыборную кампанию по выдвижению себя на должность первой арабской султанши (видимо, чтобы завести гарем наложников). По истеричному Джафару тоже плачут арбузные развалы – от мега-злодея там вообще ничего нет. Милые зверьки, обезьяна и попугай, выглядят довольно хоррорно – попытки оживить компьютерные чучела сделали их похожими на окоченевших облезлых котов, вернувшихся с кладбища домашних животных.

– Джин, а слабо тебе меня принцем сделать?

 Риччи аккуратно и нудно вырезает из мультика и вклеивает на киноэкран все эти поющие хороводы пляшущих мойдодыров с мочалками. Артисты по-павлиньи завывают «Араааабскуююю ноооооочь…». Но ни фирменной динамики Гая Риччи, ни угарных шуток в этой преснятине обнаружить невозможно – режиссер просто закручивает шурупы на сборке икеевских шкафов. Перед съемками Риччи попытался было заикнуться про то, что лучше бы эту историю попробовать рассказать иначе, не зацикливаться на таджикской тематике, а освежить старое новым взглядом. Видимо, с рыжим цыганом в роли Аладдина, обольстительной дивой Жасмин, инфернальным колдуном и веселой историей про антикварную лампу, украденную у русского олигарха. Но, отведав продюсерского кнута, Гай поскулил, заткнулся и стал дальше шуршать гастарбайтерской метелкой на раскрашке мультиков.

 

 

Тут его, видимо, развезло настолько, что во всей этой беспросветной безнадеге он нашел себе единственную отдушину – аладдиновского Джина. Уил Смит, который изначально должен был опошлить волосатую харизму оригинального персонажа Робина Уильямса, вытащил на своей компьютерной бицухе все кино. Могучий бог, но беспомощный раб. Шутки и улыбки, но с вековой тоской в глазах. Он все знает про алчных уродов, тысячелетиями трущих его лампу, у него нет никаких иллюзий на их счет. За ломкой и метаниями мудака Аладдина, которому хочется и предать и остаться «хорошим» одновременно, он наблюдает с грустным цинизмом полковника Слэйда из «Аромата женщины», и его же Силой направляет слабака на правильный Путь. Именно Джина Гай Риччи рисует с откровенной любовью, кряхтя в своей тесной диснеевской лампе. Персонаж получился легкий и серьезный, харизматичный и глубокий, насколько это вообще позволяет жанр данной киношечки.

– Пришло время и мне стать хардкорным олдскульщиком на фоне днищ нового поколения.

Так же как и Джину, Гаю хочется простого и понятного – сбросить оковы, быть свободным в выборе вдохновения, радоваться своему делу. Но готов ли он также решительно как Джин лишиться своего могущества взамен на возможность лапать кардашьян своей армянки – премьерные сборы и томаты прут пока что просто сказочно.  Или проглотит свою гордость и полезет обратно в золотую блокбастерную лампу, выполнять остальные желания Диснея?

 

P.S. Немного правильного настроя для экранизаций культовых мультиков:

4 комментария

  1. ZeN
    29.05.2019 - 06:51

    Сходили семьей, ознакомились.
    На мой взгляд, на удивление не так плохо.
    Полностью солидарен в непонимании, на кой там Гай Ричи. Диснеевский конвеер, он же как бигмак в Макдональдсе – может сделать любая обезъяна при условии строгого соблюдения технологии под угрозой жестких пиздюлей.
    Алладин харизмлесс. Просто аниматор в турецком отеле. Даже не то чтобы бесит – просто никакой. Выполняет свою работу. Жасмин примерно то же самое, но с ней как-то попроще – красивая и ладно. Попытки придать “характер”, показать “сильную женщину” – это неизбежно, это сервисный сбор нашего времени, который ты просто не можешь не заплатить.

    Джафар… Это даже не уровень Абу из мультика, что уж говорить про инфернального оригинального персонажа.
    Но в паре мест неплохо засмеялся в психотическом припадке. При этом образ его больше похож не на умелого опытного дворцового интригана, реальной фигуры в городе, а на какого-то дорвавшегося ашота.

    Папаша что в мультике, что в фильме никакой, тут все точно попали.

    Ну а черный Фил Киркорофф отличный, на фоне других просто сияет харизмой. Уилсмит умело дал “дадада, мы все это уже проходили, но делать нехер – давайте веселиться!”

    Заход в город при параде и сцена в пещере прям отлично, дали марафету, дали дискотеки. Безусловно, до дагестанской свадьбы не дотягивает, но давайте все же сравнивать в принципе сравнимое!

    Насчет декораций – тут не соглашусь, со всем уважением к вам. Очень умело нарисовано, в образы, гамму, атмосферу мультика попали отлично. На виды смотрел с удовольствием.

    В целом понравилось, со скидкой на неизбежное влияние нынешних нравов. Бывало и хуже.
    А так вроде и часть персонажей как селдереевый смузи, а вроде и не бесят откровенно, не портят малину Уилсмиту. Аккуратный перенос диснеевского мультика, который чисто по лекалам мог сделать режиссер и не калибра Гая Ричи.

    Ответить
    • Роман Щербина
      29.05.2019 - 14:23

      Мне понравились только Джин и Ковёр!
      Джин – единственная Личность среди этого картона, а Ковёр так и вовсе собой пожертвовал в финальном рамбле – пополам порвали!

      А декорации – я имел в виду сам город.
      Там видно, что никто никто в нем не живет, слишком откровенная бутафория.

      ВОт в Старике Хоттабыче такого не было!!!

      Ответить
  2. ZeN
    29.05.2019 - 16:41

    Ковер отличный, настоящий джигит 🙂
    А про декорации – все уже поняли. Вам ничего не нравится!!!

    Вам что, надо было Кабул заснять во всей красоте?!

    Ответить

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.