Али, рули! Слепая ярость последнего бойскаута

Дэйв Батиста – один из последних реально мощных реслеров, сверкнувших в Королевском Спорте перед его стремительным закатом и вырождением. Но как же он нас всех подвел. Что в реслинге, где вовремя смекнул куда дует ветер перемен и подменил неукротимою Силу клоунскими стендапами. Что в кино, куда он должен был привнести брутальную мощь и животную харизму, а стал просто плюшевым амбалом с претензиями на драмкружок в интеллигентных очочках.

– Служенье муз не терпит суеты!

Да что там говорить, Батиста даже на тему геев стал заикаться, всячески их поддерживать, и зачем-то рассказывать про свою мать-старушку, которая то ли тоже лесбиянкой была, то ли просто растила его сама с неустроенной личной жизнью. После этого можно было уже, в принципе, просто махнуть рукой на очередного флюгера, торгующего принципами. Но неожиданно в системе произошел непонятный сбой.

– Искусство требует жертв!

Первый неожиданный возврат к первобытным инстинктам произошел в том диком финале «Плана побега 3», хотя еще за пару недель до премьеры Батиста глотал драматические слезки и клялся, что будет играть только нервных интеллигентов в чеховских пьесах и давать пронзительные перфомансы в фестивальном кино. С бурным негодованием отверг фальшивый гламур франшизного «Форсажа», мол, мое сердце принадлежит только Искусству.

– “Оскар”, встречай своего Гамлета!

Просмотр «Али, рули!» еще больше все запутал. Кто же мог предположить, что кистями этого Художника станет шотган с картечью и тяжелые кулаки, а холстом – хрупкость человеческого организма вставших у него на пути негодяев.

– Против Природы не попрешь. Иногда нужно накормить своего внутреннего Зверя кровавым пульсирующим мясом!

Пару слов про идиотское название фильма в российском прокате. Да, Stuber (так называется фильм) – это действительно искренний трибьют экшен-классике бадди-муви 80-90-х. Вместо комичного негра-пиздабола здесь неожиданный таксист-пакистанец, ну, а за брутальную самцовость отвечает отмороженный зверь Батиста. Такой, «48 часов» на стероидах или, если хотите, новый «Последний бойскаут». Так вот, пакистанца этого зовут Стью, он таксует по ночам в Uber. Поэтому коллеги по основной работе издевательски зовут его Stuber, то есть «долбоеб» на английском слэнге. Стью и Юбер. Стьюбер. Эти шутки даже не пытаются обыграть в дубляже и совершенно непонятно отчего Батиста до слез ржет над прозвищем «Гони-Али». Кто такой этот Али вообще, что тут смешного? Ну, это как обычно, впрочем.

– Лучше бы ты ко мне в такси сел, Батян. Я бы быстрее довез. И дешевле. Всё бы уравнял.

Ну и что же с фильмом? Какой еще «Последний бойскаут»? Что, скажете, в Стьюбере нету сильных женщин? Не затрагивается тема расизма, гомофобии? Что, там как-то драки поставлены не так глупо и неумело как в других современных «боевиках»? Или, может быть, Батиста там не смотрит в даль с многозначительной грустью, драматично блестя интеллигентами очочками?

 

Да нет. Все вроде на месте. С небольшими, правда, нюансами. Матерый мент Батян в очочках не сильно то интеллигентный. Дико токсичен.  Но слепошарый, да. Ему это сильно мешает бить рожи и простреливать черепа, не дает толком развернуться в горячих заварушках. Поэтому, он по-быстрому чинит себе глаза по методу Святослава Федорова и, в период реабилитации, буквально за несколько часов до восстановления фокусировки зрения, попадает в замес, где ему приходится сносить все на своем пути вслепую, чисто как носорогу, нашаривая потные мордочки суперкиллеров наощупь. Что это хрустнуло, ваша шея?

 

Есть в фильме и сильные женщины. Пару раз при просмотре даже пришлось прокашляться попкорном. Когда сильная женщина в кадре начинает махать кулачками или пистолетом, то ей тут же сворачивают башку набок или ломают ноги. Как-то я уже отвык от непочтительного отношения к экшен-феминам. Шокирующе! Но фильму это, конечно, только на пользу – наконец то у Героя есть нормальная Мотивация.

– Дайте мне точку опоры в экшене. И Станиславский скажет “ВЕРЮ!”

То же самое и про все остальное. Геи в фильме есть, но только как объект веселого глумления – Батиста получает мятый доллар во время проведения оперативных мероприятий в мужском стрип-клубе. Расистские шутки Батян вообще не прекращает шутить весь фильм. И ему отвечают тем же – например, что он генетический плод уродов всех рас.

 

Драки? С драками получилось интересно. Весь фильм – это слепая погоня Батисты за неуловимым и очень ловким рукопашником-бандитом Ико Ювайсом, очередным модным азиатским каскадером, которые все одинаково унылы и безлики.

– Это все что я умею, извините.

И снова кто-то из авторов неожиданно вспомнил про зверский реслинг Художника – первые драки мощны и увесисты, туша Батисты сносит всех как самосвал. Но, по непонятным причинам, количество и качество драк падает к концу фильма и к моменту, когда Батян окончательно прозрел и должен был всех просто разорвать на комки фарша – все заканителили в какую-то невнятную возню и шутки. Да, шутки в фильме веселые, они злобные и циничные – не гламурные ужимки Дуэйна Джонсона в диснеевском сиропе. Чем то напоминают солидный тонкий юмор Братьев-Варваров – про кач и жим с грудака. Но, когда в роли Злодея фальшивый и стерильный “Митхун Чакраборти”, то его растерзание в финале должно быть внушительным и шокирующим, чтобы снять вообще все вопросы. Увы, не дотянули.

 

Этот смазанный финал, пожалуй, единственная серьезная претензия к фильму, но она же и определяющая. Без крутой кульминации не бывает крутого боевика. Очень жаль. Хотя к ознакомлению фильм все-таки рекомендую – имеются редкие на сегодняшний день жанровые достоинства.

– Жестче нужно было, Батиста! Жестче!

А ведь могли бы сделать в финале совсем другой ход. Был такой чудовищный реслер Стэн Хэнсен – двухметровая мощь полуторацентнерового калибра. Дико популярный в Японии американский борец, но при этом близорукий практически до инвалидной категории. Так вот, его стиль реслинга назывался stiff-wrestling – типа, реслинг по-жесткому. Потому что он реально не различал кто перед ним находится, не мог оценить дистанцию между борцами и, поэтому, вольно-невольно применял к противнику Чрезмерную Силу. Валил противников наглухо. Выглядело это просто жутко. Здоровенные тяжи отлетали как поломанные куклы. Самый ужас, что Стэн кидался на любое мутное пятно и топтал его как бешеный слон, пока на чьем-то говне не начинал поскальзываться. Прилетало и не успевшему отскочить рефери (зачем они вообще на боях Хэнсена? Ох уж эти японские камикадзы!) и даже зрителям-японцам – которые толпой ломились от добродушно хохочущего Стэна с воплями «Гадзира! ГАДЗИРА!». Но зато на его боях всегда были аншлаги. Люди предвкушали вот эту Чрезмерную Силу, с которой дурной слепошарый Стэн сносил огромных амбалов как неукротимая стихия. Было бы лучше, если Батиста так и остался слепым носорогом, нечаянно растоптавшим китайского мма-шника в кашу и тревожно вслушивающегося в тишину: «Ну что же ты молчишь, мальчик? Скажи «Ку-Ку!»

– Жестко? Зато НАДЕЖНО!

– Оп-па! Кажись, попал! В кого то!

– Извини! Это я по привычке. На всякий случай!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.